Совет

Консультативный совет "Образование 
как механизм формирования духовно-
нравственной культуры общества"

при Департаменте образования Москвы

назад


ПРОТОКОЛ   15-го   ЗАСЕДАНИЯ

ОБЩЕСТВЕННОГО КОНСУЛЬТАТИВНОГО СОВЕТА

“Образование как механизм формирования

духовно-нравственной культуры общества”.

при ДЕПАРТАМЕНТЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ

10 января 2003 года

 

В заседании приняли участие 13 членов Совета, а также:

Ваганова Наталья Николаевна, главный специалист Управления дошкольного и общего среднего образования Департамента образования,

Григоричев Николай Михайлович, главный специалист Отдела международных, межрегиональных программ и общественных связей Департамента образования;

Абрамов Дмитрий Михайлович, кандидат культурологии, заведующий кафедрой исторических и общественных дисциплин Культурологического лицея № 1310;

Белякова Лидия Георгиевна, художник, член Союза художников России;

Бородина Алла Валентиновна, методист МИОО;

Васильченко Игорь Андреевич, военно-спортивный клуб св. Александра Невского;

Веселовская Надежда Владимировна, учитель шк. №446, член Союза писателей России;

Границкая Наталья Владимировна, методист-референт Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви, член Оргкомитета XI Рождественских образовательных чтений;

Грушина Л.И, зам. директора шк. № 262 с классами с этнокультурным русским комп-м обр-я;

Данильченко-Данилевская Валентина Яковлевна, биограф Н.Я. Данилевского, отв. секретарь исторического общества “Потомки участников Отечественной войны 1812 года”, член Московского и Российского Дворянских собраний;

Дорофеев Юрий Викторович, с.н.с. Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева;

Ермакова Ирина Владимировна, д.биол.н., в.н.с. Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН (ИВНД и НФ РАН);

Исатов Юрий Сергеевич, журналист;

Киселева Валентина Николаевна, учитель школы №1623 ЮАО, зав. школьным музеем;

Козленко Сергей Иванович, к.п.н., профессор, зав. кафедрой социально-гуманитарных дисциплин МИОО, ведущий научный сотрудник Института общего среднего образования РАО, лауреат Государственной премии, заслуженный учитель России;

Кондратенко Ирина Николаевна, к.п.н., преподаватель МИФИ;

Конова Лия Николаевна, г. Алушта;

Куликов Сергей Владимирович, клуб ЮНЕСКО “Сфера”;

Лаврова И.Б., г. Алушта;

Лешенкова Е. С. , аспирант социально-гуманитарного факультета МГПУ;

Литвиненко Андрей Алексеевич, военно-спортивный клуб св. Александра Невского;

Макарова Елена Владимировна, заместитель директора по воспитательной работе НОУ православная школа “Живоносный источник”;

Морозова Светлана Георгиевна, ученый секретарь Национального института развития ОЭ РАН;

Окопная Татьяна Ивановна, зам. дир. УВК №1688 ВАО;

Орлова Валентина Васильевна, член РОО “Комитет по спасению молодежи от деструктивных культов”;

Пейкова Зинаида Ивановна, ст.н.с. Института социологии РАН;

Рябинкина Елена Ивановна, член Совета РОО “Комитет по спасению молодежи от деструктивных культов”;

Семенова Татьяна Александровна , директор школы реставрации книг и рукописей “Раритет”;

Скороходова Галина Владимировна, руководитель общественной организации “Бабушкина забота”;

Тагирова Надежда Николаевна, член Общества ревнителей церковно-славянского языка;

Ткаченко Андрей Григорьевич, к.ф.н., доцент кафедры философии и политологии Академии ФСБ России, полковник;

Тутаева Марина Алексеевна, заместитель директора по этнокультурной работе школы с русским этнокультурным компонентом образования №1148 им. Ф.М. Достоевского ЮВАО;

Федоров В. П., член Совета РОО “Комитет по спасению молодежи от деструктивных культов”;

Хохлова М.А., зам. директора по этнокультурному русскому компоненту образования школы № 868 ЮАО;

Хунджуа Андрей Георгиевич, д.физ.-мат.н, профессор МГУ им. М.В.Ломоносова;

Черноиванов С.И., координатор программы научно-исследовательского учреждения Института перевода Библии;

Чернушевич Владимир Анатольевич, МГОПУ им. М.А.Шолохова;

Шевченко Иван Павлович, член Президиума Экспертного совета при Аппарате Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;

Шуринов Александр Сергеевич, отв. за связь с учебными заведениями Общества потомков участников Отечественной войны 1812 г. Дворянского собрания России;

Другие участники.

Открыл заседание и.о. председателя Совета А.Ю.СОЛОВЬЕВ.

Совет решил процедурные вопросы:

1) утвердил Протокол предыдущего заседания 6 декабря 2002 года;

2) принял в свой состав новых членов:

Хунджуа Андрея Георгиевича, доктора физико-математических наук, профессора МГУ им. М.В.Ломоносова,

Ткаченко Андрея Григорьевича, кандидата философских наук, полковника, доцента кафедры философии и политологии Академии ФСБ России.

Тема № 1

Взаимодействие органов образования с региональной общественной организацией “Комитет по спасению молодежи от деструктивных культов”.

            Доклад М.А.ЧАЩИНОЙ был представлен в розданных членам Совета материалах.

            М.А.ЧАЩИНА отметила, что для тех, кто попал под влияние деструктивных культов, и для их родственников это – большая трагедия. Она отметила, что выполнение требований, которые в сектах предъявляют к детям, разрушает их личность, обезличивает их и может привести к дестабилизации общества. Она познакомила собравшихся с рядом незаконных фактов организации образовательных учреждений различными сектами. М.А.ЧАЩИНА констатировала, что защитить детей можно и должно, прежде всего информируя их об опасностях вовлечения в секты, о том, что в них происходит, и, конечно, знакомя с традиционной культурой и религией. Она напомнила присутствующим об уже имеющемся опыте совместной работы Совета и Комитета (в лице кураторов его направлений) над документом “Опасное партнерство”, который, к сожалению, так и не доведен до школ. Она предложила членам Совета подготовить юридически обоснованный документ, подтверждающий, что идеология обучения в сектах входит в противоречия с принципами государственной политики в сфере образования. М.А.ЧАЩИНА зачитала проект обращения Комитета по спасению молодежи к работникам образования в связи с деятельностью сект (также имеется в материалах Совета).

            А.А.ВОЛКОВ. В ходе обсуждения А.А.ВОЛКОВ обратил внимание присутствующих на ответственность родителей за своих детей. По его мнению, в секты попадают малограмотные и необразованные люди. Вина, в первую очередь, лежит на родителях. Есть в этом и вина учителей, которые и сами знают мало, потому что уровень педагогического образования постоянно снижается. Этот тезис А.А. Волкова поддержал В.Ю. Троицкий.

            М.А.ЧАЩИНА ответила, что подобные слова представители Комитета постоянно слышат от чиновников властных органов. Это глубоко неправильное мнение, т.к. в сектах немало духовно жаждущих людей, а также имеющих не просто высшее, но университетское образование.

            И.В.МЕТЛИК предложил принять проект обращения за основу, при этом вставить абзац, подчеркивающий ответственность родителей. Конечно, в этом надо прислушаться к мнению тех, кто знает эту проблему не понаслышке и занимается ею вплотную. Также он предложил называть секты новыми религиозными культами деструктивного направления.

            А.Г.ХУНДЖУА отметил странность встречающегося в докладе термина “передовой западный опыт” (в сфере борьбы с сектами). Откуда идут секты: с запада на восток или с востока на запад? Всем известно. Также он заметил, что опасно привлечение для экспертизы религиоведов, которые все – вчерашние преподаватели атеизма, их главный враг – Русская православная церковь. Успешность проповедей сект, безусловно, связана со снижением уровня гуманитарного образования.

            З.И.ПЕЙКОВА, не согласившись с этим, отметила, что ныне есть ответственные и грамотные ученые и в системе Академии наук, и в серьезных Вузах.

Совет решил одобрить (после доработки) проект обращения Комитета по спасению молодежи к работникам образования. (А.А. Волков голосовал “против”.)

Совет рекомендовал  руководству Департамента образования разработать и ввести в школу учебный материал, повышающий информационную безопасность детей и знакомящий их с методами защиты от деструктивных культов.

Совет постановил еще раз просить Департамент образования издать материалы “Опасное партнерство”.

Совет констатировал необходимость повышения квалификации работников образования по этой теме.

Тема № 2

К проекту городской программы “Славянская письменность и культура в московской системе образования” – рекомендации по планированию празднования Дней славянской письменности и культуры в учебных округах.

Л.А.МАКСИМОВА познакомила членов Совета с контурами проекта, представленными в материалах, и еще раз пригласила специалистов к совместной, творческой по сути, работе. Она отметила, что цель программы – просвещение в духе Кирилло-Мефодиевской традиции, государственно-патриотическое и духовно-нравственное воспитание, возрождение славянского самосознания. Каждый ребенок – русский, чех, хорват, поляк – должен знать, что он не только продолжатель рода, нации, но и частица великого славянского сообщества, имеющего древнюю историю. Он должен осознать личную ответственность не только за судьбу самой страны, но и за судьбу всего славянства. С другой стороны, уважение к духовному наследию каждой национальности – первейшая задача каждой национальной школы, а также укоренение в сознании подрастающего поколения основного священного понятия, определяющего духовную жизнь нации – понятия Родины, какой бы малой или великой она ни была. Это может быть изучение истории села, родного языка, национальных и общеславянских традиций, народной общественной нравственности. От всего этого зависит судьба нашей цивилизации. По мнению Л.А.МАКСИМОВОЙ, идеи славянского единства в сильной степени зависят от национальной элиты и интеллигенции. Необходимо живое общение со слушателями разных возрастов и категорий, выступления с лекциями на семинарах, сообщения в интернете, на конференциях, по радио и телевидению.

Л.А.МАКСИМОВА предложила членам Совета высказаться по вопросам: в какой степени необходимо в программе нормативно-правовое обеспечение, а также историко-философское обоснование?

В.А.КИРЮХИНА продолжила представление проекта. Она сказала, что участники проекта стремятся работать аккуратно и основательно. Пока определена лишь одна задача, но и цели, и задачи могут быть расширены и скорректированы. Мы рассчитываем на всеобщее обсуждение. В.А.КИРЮХИНА отметила, что для построения учебно-воспитательного процесса нужно, чтобы он имел реальную связь с жизнью. Его направления можно назвать социо-культурными. Они еще не разработаны, предлагается одно из направлений: разыскание и изучение общеславянских святынь: в области рукописных старопечатных книг, житий общеславянских святых, чтимых икон и иконографических изводов, а также в области церковной музыкальной культуры. Т.е. это одна из содержательных линий.

В ходе обсуждения С.Н. ЛЕБЕДЕВ высказал критику сформулированных целей и задач и предложил их корректировку.

А.А. ВОЛКОВ, сославшись на высказывания К.Леонтьева, создателя структурной лингвистики и структурной антропологии, и основателя евразийства Н.С.Трубецкого и других мыслителей, напомнил, что панславизм возник в первой половине – середине XIX в. как инструмент латинско-римской экспансии православных стран, включая деятельность свв. Кирилла и Мефодия. Хотя свв. Кирилл и Мефодий были православными, панславизмом использовалась их связь с Папским престолом, панславизм, в целом, ориентируется на Рим, на униатство. Панславистские идеи стали оживляться во времена Сталина, во время Великой Отечественной войны, усилиями советского правительства для завоевания Восточной Европы. Результаты этого духовного братства мы видим сегодня – его нет. Есть славянское православное единство. Есть православные славяне – сербы, болгары. Есть православные неславяне – греки, грузины, сирийцы в большом числе. Будет говорить о культурном, православном единстве.

И.В. МЕТЛИК высказал мнение, что, в соответствии с названием и профилем работы Совета, он должен объединять людей на основе духовных ценностей. Предполагается духовно-нравственная основа в православной, христианской традиции. Это не отражает весь спектр мнений, но заявленная, выработанная позиция – это общегражданское правовое отношение, его и нужно держаться. Может быть мусульманская, иудейская традиция, они тоже могут формировать культуры и заниматься нашей проблематикой. Славянство, действительно, мировоззренчески неоднородно. Как объединять сербов и хорватов? Кровно это один и тот же народ, а духовно они разные. Можно объединять и по другим признакам: по духовно-мировоззренческому, религиозному признаку – это православный мир; по этнокультурному признаку – это славянский мир. Все параметры объединения совместной деятельности могут быть результатом согласия тех представителей, которые  соберутся и выработают свои направления. Невозможно создать общеславянское единство, но можно выделить конкретные направления работы, создать движение, которое будет работать на духовно-нравственное развитие общества – по тем же памятникам письменности и т.д. Не надо вдаваться в философско-теоретические рассуждения о нашем единстве. Если мы будем идти от какой-то теории, опираясь на мыслителей прошлого и современности, мы не придем к согласию.

Н.Н.ВАГАНОВА рассказала о запланированном месячнике празднования Дней славянской письменности и культуры – с 18 апреля по 25 мая. Поскольку в прошлом году при обсуждении итогов празднования было высказано множество замечаний, то в этом году уже сейчас мы предлагаем вашему вниманию проект письма начальникам окружных управлений образования. Я жду ваших предложений и замечаний. К 18 февраля мы готовы получить от окружных управлений проекты планов проведения Дней славянской письменности и культуры в округах. В первой декаде марта можно рассмотреть планы на заседании Совета и степень участия членов в мероприятиях. Что касается содержания, то наше управление считает, что основной просветительской идеей может стать русский язык как носитель духовных ценностей, духовного опыта народа. Н.Н.ВАГАНОВА отметила, что управление готово включить в городскую программу Дней уже проводившиеся ранее интересные мероприятия, которые известны членам Совета, если предложения будут поданы до 18 февраля. Она согласилась, что учебно-воспитательную работу в школе надо строить как целостный процесс, с возможным подведением итогов в рамках празднования Дней славянской письменности и культуры, но не следует, как это можно понять из представленного проекта, заранее ограничивать работу рамками одного учебного года. К тому же школа может работать по нескольким программам, славянская письменность и культура могут быть одним из направлений. Наверное, целесообразно рассматривать эту программу как подпрограмму, чтобы не наслаивать большое количество отдельных программ.

Директор школы реставрации книг и рукописей Т.А. СЕМЕНОВА познакомила с опытом проведения ежегодного конкурса мастеров переплетного дела, организуемого в Дни славянской письменности и культуры и имеющего значительные успехи в деле воспитания запущенных подростков.

В.А.КИРЮХИНА представила и прокомментировала приведенную в материалах Совета статью А.А.Ильина “Культурно-историческое значение подвига святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, первоучителей и просветителей славянских”, которая раскрывает, что создание славянской письменности означало преобразование не только славянского языка, но и славянской души. Автор дает нам перспективу и простор нашей мысли.

Тема № 3

Письмо Министерства образования РФ № 14-52-876ин/16 от 22.10.2002 о примерном содержании образования по учебному предмету “Православная культура” (для оказания методической помощи). Продолжение знакомства с документом, учебными и методическими материалами по православной культуре.

И.В.МЕТЛИК. В протоколе прошлого заседания достаточно полно представлена характеристика материала.

А.Ю.СОЛОВЬЕВ предоставил слово Зинаиде Ивановне Пейковой. Дело в том, что серьезное основание для многих наших тем должны назвать ученые. Зинаида Ивановна своей работой дает основание для работы нашего Совета по ряду тем, в том числе по данной теме.

З.И.ПЕЙКОВА. Когда начинались дискуссии по внедрению основ православной культуры в образовательную систему, мне стало интересно, как обстоит дело с религиозным образованием в странах демократии. Поскольку последнее время все привыкли кивать на запад, я посмотрела, что там творится, и была ошеломлена. Оказывается, что там преподавание религиозных дисциплин – это естественно, это нормально, это обще распространено. И то, что у нас происходят такие дикие бои вокруг введения предмета, это просто удивительно. Когда ученые утверждают, что мы живем уже в информационном обществе, т.е. сначала было общество доиндустриальное, потом индустриальное, а теперь у нас, вроде бы, уже информационное общество. После таких сюжетов, как введение православной культуры у нас в стране, начинаешь сомневаться, действительно ли это общество информационное? Что в нем информационного? Оно настолько же информационное, насколько и безинформационное; если не больше в нем лжи, чем правдивой информации. У нас идет информационная война. Вот единственное, что есть у нас от этого общества. Причем война такая, которая действительно, как и в прошлой эпохе, губит народы. Действительно проигрывают одни страны, а другие выигрывают. Она самая настоящая война. И единственное, что сражаться в ней не дано, как раньше с открытым забралом, рискуя своей жизнью. А можно просто подло изобретать ложь, грязные технологии, выдумывать, сидеть в тени, будучи никому не известным, и при этом получать огромный гонорар за свою подлую работу. Вот такая у нас сейчас война. От неё мы сейчас действительно гибнем. Ну вот, казалось бы, везде распространено религиозное образование. Почему же нам это не известно?

            Это всё крайне удивительно. Но мы можем открыть эту информацию, которая на самом деле доступна. Вы все можете прочитать представленные материалы. Если какие-то цифры сейчас не дойдут до вашего сознания, то не страшно. Во-первых, мы откроем книгу, которая называется “Социология религии” (она вышла в 1976 году в Цюрихе), и там найдем такую вещь, что у религиозной социализации, т.е. процесса усвоения религиозных (мировых) ценностей, есть три ступени: 1-я – это семья, 2-я – школа, 3-я – религиозная организация. Это три нормальных ступени, это аксиома социологии религии. Т.е. школа – это одна из ступеней социализации. Ученые исследуют проблемы на каждой ступени. Далее там есть слова, которые мне хочется процитировать. Эти три института социализации работают вместе, и эта социализация не встречает в христианском обществе никаких особых трудностей. Культура христианских обществ – это одно единое взаимосвязанное целое. А религиозные ценности в этом обществе занимают центральное место, и это место всеми принимается и уважается. Религиозный институт занимает ведущую роль, и он в состоянии контролировать все остальные ступени в социализации. Звенья, которые выпадают из этого процесса социализации, просто клеймят и искореняют. Таковы реалии той западной жизни, о которой мы любим говорить и подражать им. У нас, если посмотреть на наши три ступени в социализации, когда религиозная агитация и пропаганда были уголовно наказуемы, религиозные организации в полной мере не могли выполнять свою функцию социализации. Работа религиозных организаций со школьниками в 1980-е годы расценивалась как растление малолетних. В школах не было никакого религиозного воспитания, там было напротив – атеистическое воспитание. Единственная ступень была – это семья. В наше же 3-е поколение людей, которые выросли без религиозного воспитания. Тут есть цифры, которые говорят, что 84% не получали религиозного воспитания в семье в 1991 году.

            1998 год – ближе к нам. Вроде, казалось, годы идут и есть такой Отдел религиозного образования и катехизации, но процент тех, кто получил религиозное образование, почему-то не повышается. Всё  это как-то очень удивительно. Для сравнения: в Италии 91% граждан получили в семье религиозное образование, в Польше 95% учащихся основных школ участвуют в катехизации. Таинство или обряд конфирмация – подобно, как у нас миром помазывают при крещении, у них это таинство оттягивается на более старший возраст после 10 лет. К этому торжественному таинству конфирмации детей готовят отдельно, им опять же преподают религиозные дисциплины. Перед венчанием будущие молодожены тоже обязаны пройти курс религиозной подготовки, сдать экзамен. Даже в тех странах, которые были в нашем социалистическом лагере, религиозное образование было не так запущено, как у нас. В Венгрии до войны Церковь содержала религиозные и нерелигиозные школы, она могла контролировать процессы религиозного просвещения.

            В 1945 г. религиозные организации были закрыты, но уже в начале 1970-х годов, через 25 лет, когда поколения ещё не сменились, опять же в Венгрии вводится религиозное образование, 70% посещают религиозные занятия. Стыдно сказать, что в 1998 г. в такой маленькой стране, как Бельгия, далеко не православной, разрешено преподавание Православия в общеобразовательных школах. У нас же, где 90% православного населения, происходят такие нелепые споры. Т.е. явно, что в Европе православное образование естественно. И не понятно, на что же ориентируются те, кто протестует против него. Может, на Америку – у нас сейчас это модно. Говорят, когда в Думе приходят новые пакеты законов, то их получают в запечатанном виде к началу заседания, и их никто не успевает толком обдумать. Даже в одном конкретном законе, который был слово в слово переведен с английского языка, просто несколько статей закона было опущено. Т.е. эта работа не законодательных органов, а переводчиков. Вот что у нас происходит. Так вот, видимо, с религиозным образованием у нас ориентируются на Америку. Потому что там религиозное образование в общеобразовательных школах не так хорошо поставлено, как в Европе, но почему это происходит? К сожалению, об этом у нас не известно. Это очень удивительное дело. Там собрано более 1 тыс. религиозных организаций, которые имеют свою собственную юрисдикцию. Конечно, сначала идет католицизм, старокатолицизм, православие и прочее, но наряду с ними более 1 тысячи организаций – что это есть, как ни секты? Как можно столько изобрести религиозных организаций, религиозных учений! Представьте себе, какое учение можно было бы преподавать в американских школах, когда эти секты активны и полноправны. Конечно, никакое. То же самое и с переписью населения. В Америке проводят перепись населения и не включают вопрос о религиозной принадлежности населения, в Европе – включают. У нас тоже не включают. У нас нет денег на такой легкий вопрос – это неспроста делается, это подражание Америке. Если бы этот вопрос был включен в перепись, явно, что 91 – 92% записали бы себя православными (как показывают социологические опросы), 5% – мусульманами, остальные 5% –всем, что остается после православия и ислама, их 56 конфессий. У нас подражают Америке. Что в Америке с католицизмом? Не будем брать сатанинские организации, которых там полно. Есть еще религии половых извращенцев. Возьмем католицизм. Католиков было в 1950-е годы 32 млн… (К сожалению, выступление было прервано ведущим из-за нехватки времени).

            З.И.ПЕЙКОВА представила материалы:

1.      МОЛОДЕЖЬ, ЦЕРКОВЬ И БУДУЩЕЕ[1].

2. О православной идентичности российских старшеклассников в конце ХХ века. Результаты международного сравнительного исследования “Здоровье подростков и окружающая среда”, проведенного в  Финляндии, России, Эстонии и Бельгии по единой методике в 1995-1997 гг.[2]

3. Об отношении к религиозному образованию в странах демократии.

В заключение З.И.ПЕЙКОВА сказала: “Я хотела бы пожелать всем вам, кто стоит за Веру Христову – помощи Божьей и сил. Потому что эта Вера святая и дело, которым вы занимаетесь – великое. Благодарю вас”.

            СОЛОВЬЕВ А.Ю. Я думаю, что наши предки, наша история, наш народ достойны наших трудов, а мы еще мало трудимся.

С.И.КОЗЛЕНКО. Я попытаюсь быть предельно кратким. Я понял свою задачу так: тезисно изложить свои основные позиции по отношению к содержанию письма Министерства и к подготовке учителей по данному курсу. Мне это ближе. В прошлый раз я ссылался на учебные пособия по русской культуре Рябцева и Козленко, там позиции выражены, можно их принимать или нет, но они там есть. По этим пособиям работают, по нашим сведениям, 50-60 тыс. учащихся.

По обсуждаемому документу важно поставить вопрос: а кто будет преподавать это содержание? Потому что в наших кругах, в данном Совете и на моей кафедре в МИОО, собираются высококвалифицированные специалисты, и тут одно обсуждение, а раз вопрос стоит о массовости, вы получаете совершенно другую аудиторию. Я с ней хорошо знаком, у нас 2 дня идёт семинар актива. И там надо быть, надо, чтобы слова специалистов там звучали.

Кто будет преподавать с позиции предметников? Предметный курс – это серьёзная и умная работа. И, как любой специалист, прочитав, я внёс бы предложения что-то исправить, хотя совершенно не обязательно, что у меня это лучше получилось бы. Но вот что я там увидел. Это интегрированный курс. Человек должен знать историю, литературу, мировую художественную культуру и т.д. И более того, история православия в России – это история бытовой культуры, пронизанной православием. Значит, надо знать и культуру повседневности. 90% историков-учителей не знают этого. Поверьте мне, я 28 лет преподаю учителям историю в педагогическом институте и на курсах повышения квалификации.

Православная культура – православные учителя. Я так ставлю вопрос. Я с уважением отношусь к цифрам, которые здесь даны З.И.Пейковой, но нам мэрия даёт другие цифры, а я, как практикующий учитель, у себя на уроке вижу 40% ребят из мусульманских семей в Москве. И когда смотрю в зал, то вижу в аудитории массу представителей разных народов, далеко не православной культуры. Мы с ними работаем. Есть единая база культурной России, огромная роль Православия в ней. Ребята из мусульманских семей с интересом слушают тему о православном храме, но просили тему о московской мечети. И эту тему им тоже хотелось бы услышать из уст учителя.

Мы всегда традиционно с учебных пособий начинаем и загоняем в тупик предмет. Я не об этом предмете говорю конкретно. Но может повториться эта ситуация. Помните грустную шутку, что самый большой ущерб научному коммунизму нанесли преподаватели научного коммунизма. У нас сначала выходит учебник, по нему работают три года, потом начинают создавать методические пособия. Учителю дают книгу, в которой он многого не понимает. А я даю гарантию, что многие для себя откроют впервые те вещи, которые здесь называли уважаемые специалисты. Для некоторых потребуется некий ликбез.

Ещё один вопрос, который надо поставить. Это вопрос, связанный с государственной поддержкой этого курса. Потому что на энтузиазме, даже таких замечательных и умных людей, нельзя сыграть. Да, можно сделать 10 прекрасных школ. В Москве 1600 школ, а по России 66 тыс. Возникает вопрос. Когда я вижу актив – это один уровень, а потом, когда прихожу в округ, а в округе работают 250 учителей истории – там совершенно другая реакция, там начинаешь раскладывать все по полочкам уже в другом стиле. Среди них (учителей) есть такие, которые с интересом узнают, что существуют методики. И таких 30%.

И ещё. Мне очень близки слова одного из педагогов, что процесс воспитания – есть процесс повторения себя в другом человеке. И вот предмет, который здесь обсуждается, он в наибольшей степени ориентирован на передачу личных качеств ученикам. У меня вопрос риторический: “Какой процент педагогов имеет эти личные качества?” Я на своих студентов смотрю: когда он 15 суток отсидел, вернулся на лекции, я представляю, какие он личные качества потом будет передавать детям. У меня есть студенты, у которых половина слов американского жаргона. И они пойдут в Православную культуру? Я бы такого не пустил.

И что нужно сделать. Увидеть колоссальный уже хороший опыт преподавания этого предмета (как бы он ни назывался, или даже фрагментов курса православной культуры), который есть в России. Я ваши выступления слушал на двух уже заседаниях Совета, и для меня было многое интересно и неожиданно. И в этом смысле, давайте с этого начнем. Но надо поставить задачу по-государственному. Вы (Соловьеву А.Ю.) – главный специалист Департамента образования; пусть нашему ректору МИОО скажут, дадут задание. У меня есть люди, которые сделают и пособие, и методички. Но чтобы не было самодеятельности, и не спросили бы: “А чего он пришел с такой тематикой?”

Мы, по сути дела, решаем вопрос духовно-нравственный. В решении этого вопроса опираемся на колоссальный опыт российской и советской школы (нельзя перечеркивать большой опыт советской школы). Хотелось бы, чтобы появлялись сборники, и шла массовая работа.

С чем столкнутся создатели этого курса? Что такое стандарт по обществознанию? У нас есть жесткие позиции. Что такое стандарт, что такое программа? Образовательная область православной культуры тем сильна, что она входит в разные образовательные области. Что же мы сужаем так? Мы загоняем в тупик предмет. Где там стандарт и программа? Там перепутано. С этого надо начинать. Я хотел бы эту программу написать не один, а чтобы это было задание Департамента образования соответствующим службам. У нас есть десятки толковых людей. В нашем институте (МИОО) мы вместе бы её написали.

Я вижу интеграцию 3-х видов:

1.              Знания. Интеграция знаний – это самое простое.

2.              Методы. Интеграция методов – это более сложное дело.

3.              Цели. Интеграция целей. Она должна пройти обязательно в этой программе, чтобы было все понятно.

Мы говорим об учебном предмете светской школы. Православную культуру надо преподавать с душой. Я читал курс “История религий”. Когда я читал про буддизм, ученики мне говорили: “Тут Вы рассказываете, а когда изучаем Православие – вы верите”. Ученики и учителя тонко чувствуют друг друга.

Совет постановил продолжить обсуждение данной темы на следующем заседании.

 

Тема № 4

Мировоззренческое содержание гуманитарного и естественнонаучного общего школьного образования.

А.Г.ТКАЧЕНКО коснулся процесса образования и воспитания. Образование в законе определяется как процесс обучения и воспитания. Причем воспитание стоит на 1-м месте, как об этом говорят и высокие чиновники в России. Всё это предполагает, что воспитание невозможно без широкой ценностной составляющей в содержании образования. А эта ценностная составляющая, по мнению многих работников образования, в рамках модернизации этой системы выхолащивается, сжимается, как шагреневая кожа. Но если мы говорим о ценностном содержании образования, то тогда получается, что очень большое внимание должно уделяться содержанию образования и содержанию Госстандарта. У нас есть документы, которые затрагивают эти проблемы с точки зрения безопасности государства, в частности в концепции национальной безопасности и доктрине информационной безопасности говорится о необходимости сохранения нравственных ценностей, о ценностях гуманизма и патриотизма. Формирование личности невозможно без обретения веры и убеждений. Образование в Православной традиции, как известно, происходит от слова “образ”, его можно раскрывать как прояснение образа и подобия Божьего в человеке. Откуда исходит опасность системе образования и стране? Эта опасность исходит из ценностных ориентиров, которые предлагаются нам. Есть идейный противник, которого можно назвать двумя словами – это глобальный либерализм. Идея глобального либерализма – либерализация и глобализация – фактически зиждится на 2-х основаниях: 1-е – это обогащаться любой ценой и 2-е – лозунг безграничной личной свободы. При этом либеральная интерпретация понятия свободы очень часто паразитирует на изначальной непроясненности этого понятия. Говорят о свободе слова, о правах и свободах личности, но при этом само это понятие не конкретизируется. А сама реализация идеологии глобализации приводит к весьма печальным результатам: мы имеем разрушенную экономику в нашей стране, мы имеем не демократизацию общественной жизни страны, а олигархизацию экономической и политической систем, а в конечном итоге – вымирание народа. И в этом плане говорить о каком-то гуманизме не приходится, конечно.

Также и сама идея патриотизма, которая, к счастью, в последнее время стала подниматься и широко освещаться; тем не менее все это идет на фоне разговоров, что национальное государство – это ценность традиционная, что в рамках глобализации мы вообще должны отказаться от государственного суверенитета, должны вписываться в общемировую систему. С позиций такой глобализации подразумевается вписывание в качестве сырьевого и демографического придатка экономик более развитых стран.

В этом плане надо обратить внимание на то, что в той же концепции национальной безопасности четко определяются две тенденции в развитии мировой политической системы: 1-я тенденция – это построение нового мирового порядка во главе с единственной сверхдержавой. Этот мировой порядок устанавливается с помощью военных методов. И 2-я – усиление многополярности мира, которую Россия намерена поддерживать. Таким образом идеи глобального либерализма противоречат традиционным ценностям и ценностям национально-патриотическим. Если идеи либерализма основаны на идеях самоутверждения, самореализации личности, то традиционные идеи зиждятся на идее служения, идее семьи. Само понятие свобода, как известно, в рамках христианской традиции не отделимо от слова любовь.

Поэтому истинная свобода, которая не может вести к возникновению зла в этом мире, а может быть основана только на любви к Богу, к Отечеству, к народу, к близкому человеку. И в этом плане, этике самореализации и личного самоутверждения должна быть противопоставлена этика долга, которая не исключает понятие свободы, а предполагает её через такие традиционные ценности, как чувство собственного достоинства и личной чести. Поэтому идея служения ни в коем случае не исключает идею доброй воли и идею свободы. Кроме того и патриотизм тоже имеет под собой совершенно четкие нравственные основания. Патриотизм мы можем обозначить как чувство собственного достоинства на национальном или государственном уровне. Ценностное направление содержания образования должно являться ничем иным, как реализацией традиционных ценностных ориентиров и ориентиров, связанных с православной духовной традицией. Дело в том, что мы якобы модернизируемся, пытаясь повторить культуру тех стран, которые, по мнению глобальных прогрессистов, являются передовиками общественного прогресса. Но дело в том, что этот путь модернизации толкает нас в тупик.

Дело в том, что страны Запада, и это общеизвестный факт, в настоящее время не являются лидерами в экономическом развитии. Глобальные проблемы современности являются следствием воспроизводства атеистического, материалистического, научно-технического и экономического догматизма западной цивилизации. Поэтому многие мыслящие люди на Западе, включая самых горячих его апологетов, говорят о наступающем постиндустриальном обществе как обществе постсовременном, в котором должны быть восстановлены традиционные ценности, традиционная мораль. Иначе Западу не выжить. Получается тогда, что модернизация – это длинный мучительный путь от традиционного общества к традиционному. В этих странах, которые осознали тупиковость своих ценностных ориентиров, сейчас предпринимаются усилия по восстановлению этих традиционных ценностей. Также и мы должны вернуться к своим истокам. Идее глобального прогресса противостоит цивилизованный культурологический подход. Этот подход исходит из того, что каждая цивилизация имеет в качестве ядра свою духовную культуру. А ядром самой духовной культуры является традиционный культ, религиозная традиция. Поэтому с этой точки зрения разрушение государства возможно без какой-либо военной экспансии или экономических санкций. Нужно разрушить её духовную культуру – а для этого необходимо разрушить её ядро. И не случайно Бжезинский сказал о том, что после падения коммунизма главным врагом “свободного мира” является традиционное русское Православие. Т.е. человек понимает, о чем он говорит. И в этом смысле, мы не перестанем вымирать, если не восстановим семейную традиционную мораль, которая зиждится на ценностях целомудрия, послушания. Мы не сможем преодолеть наших проблем без просветительской функции нашего образования, усиления его теологической составляющей. Это является условием духовной безопасности наших детей. Мы прекрасно понимаем, что различные религиозные направления имеют ярко выраженные негативные социально-нравственные последствия. Мы говорим об оккультных корнях фашизма, мы говорим о различных религиозных сектах.

А.Ю. СОЛОВЬЕВ задал вопрос: “Что Вы можете сказать о студентах Академии ФСБ?”.

А.Г. ТКАЧЕНКО. Я ощущаю в аудитории проявление глубокого атеистического догматизма, но, тем не менее, сама теологическая проблематика воспринимается с большим интересом и энтузиазмом. Я считаю, что это дело – небезнадежное. Это нужно слушателям и студентам.

А.Г.ХУНДЖУА продолжил обсуждение темы как физик.

            Дело в том, что я начал выступление месяц назад. В протоколе прошлого заседания №14 и приложении № 4 нынешнего заседания оно полностью приведено.

Часто приходится слышать в СМИ о том, что современные научные представления и вера в Бога не совместимы. От всех телевизионных журналистов и достаточно известных физиков можно услышать подобные фразы. Народ воспринимает как должное: раз написано в газетах или слышится с экрана, то и спорить нечего. На самом деле к большинству подобных высказываний надо относиться скептически, как нас ещё учил Декарт, – всё подвергать сомнению. Надо узнать, какая наука это доказала. Если взять естественные науки, то всё, в конечном счете, сведется к физике. Поскольку химия вообще вряд ли на мировоззрение как-то влияет. (О биологии поговорим в следующий раз). После того, как вы узнаете, какая “наука доказала”, нужно спросить: “Каким методом это получено?”. Поскольку традиционный научный метод, которым пользовались со времен Галилея, не может решить вопрос о происхождении Вселенной, Солнечной системы и происхождении жизни. Хоть нам долгое время внушали, что атеизм – это следствие материализма, а материализм опирается на науку, но на самом деле всё как раз наоборот. Сначала идет атеизм, потом как следствие - материализм в мировоззрении. А дальше наука привлекается, чтобы как-то его подпереть. Хотя все творцы современной науки, которые сейчас не утратили своего значения, т.е. Коперник, Кеплер, Галилей, Ньютон, Декарт, у которого были неприятности с католической церковью, все они были христианами и каждый по своему верил в Бога. Ньютон допускал какие-то отклонения, что-то ему не нравилось. Первый, кто из крупных ученых допустил отрицание Бога – это Лаплас. Но со времен Ньютона до Лапласа ничего нового не было сделано. Были решены какие-то частные вопросы. Основывался он на предположении, что ему не хотелось верить, и всё. И он говорил, что для объяснения происхождения Солнечной системы Бог не нужен. Я в этой гипотезе не нуждаюсь, говорил Лаплас. Гипотеза Лапласа была быстро опровергнута, поскольку в ней один из основных законов физики не работает. Объяснить,  почему две планеты солнечной системы вращаются в другую сторону, на основании этой модели нельзя. Это факт.

Совет считает, что формирование основ мировоззрения и культуры учащихся – непременная задача полноценной школы. Только это обеспечивает утверждение образованной личности и ее верную ориентацию в мире.

Совет рекомендует особое внимание обращать на мировоззренческие стороны изучаемых предметов.

Совет постановил продолжить обсуждение данной темы на следующих заседаниях.

 

Тема № 5

Информация о разном. ХI Международные Рождественские образовательные чтения.

Представитель Организационного комитета ХI Международных Рождественских образовательных чтений Н.В.Границкая познакомила собравшихся с основными направлениями работы чтений.

 

И.о. председателя Совета                                                                        А.Ю. Соловьев

 

Зам. председателя Совета                                                                        Г.Н. Мелехова

 

Секретарь Совета                                                                                     В.В. Воробьев

 

10 января 2003 г.

 



[1] Работа выполнена по гранту РГНФ № 97-03-04231 “Самосохранительное поведение: факторы формирования”.

 

[2] Исследование инициировано учеными Хельсинкского университета под руководством Е. Муссало-Раухамаа, руководитель российского коллектива – к.филос.н. Журавлева И.В. (Институт социологии РАН).

Hosted by uCoz